Дорогами 1941-го. Конотоп. Книга памяти

Продолжаем публикацию книги Александра Евтушенко "Дорогами 1941-го. Конотоп. Книга памяти". С предыдущей главой можно ознакомиться тут.

В 3-15 14 сентября в войска последовало боевое распоряжение штаба Юго-
Западного Фронта под №00433:

1. Противник в течение 13.9 проводил ожесточенные атаки с фронта,
одновременно вводом новых резервов мотомехчастей продолжал выход на
конотопском и кременчугском направлениях на коммуникации армий и фронта.
2. Левее 21 армия переходит к обороне на рубеже Григоровка, Бильмачевка,
Красный, Печи, одновременно правым флангом продолжает наступать в
направлении м. Самбур.
Командующий фронтом приказал:
40 армии, продолжая удерживать занимаемый рубеж ст. Теткино и далее по
южному берегу р. Сейм до Жодоки, Бондары, Визово, своим левым флангом перейти в
наступление в общем направлении Кохановка, м. Самбур, с целью
воспрепятствования проникновению противника в образовавшийся прорыв между 40
и 21 армиями. [6]
Параллельно с этим была передана Директива под №83/оп главнокомандующего
войсками Юго-Западного направления командиру 2-го кавалерийского корпуса
(генерал-майор П. А. Белов) на образование конно-механизированной группы в состав
которой должны были войти 2-й кавкорпус, 1 -я, 129-я танковые бригады и 100-я
стрелковая дивизия. Перед конно-механизированной группой стояла задача: с утра 16
сентября 1941 г., с фронта Лебедин – Зеньков (где они находились), перейти в
наступление в направлении г. Ромны с целью уничтожить прорвавшегося из района г.
Конотоп противника и сомкнуть фланги 40-й и 21-й армий.[6]
Следующий день выдался трудным для подразделений 3-го ВДК. Со стороны сел
Нечаевка и Гвинтовое, из Лизогубовского леса пошли немецкие танки и пехота. А. И.
Родимцев вспоминает: “На Козацкое обрушился огонь толи шести, толи восьми
батарей артиллерии. Танки и пехота противника ворвались одновременно с
нескольких направлений в с. Козацкое. Завязалось ожесточенное уличное сражение. …
На юго-западной окраине села непрерывно гремели пушки Кужеля.”[7; 122-123]
И все-таки десантникам пришлось отступить. Основные силы бригады начали
втягиваться в Лизогубовский лес. Отход прикрывали танкисты находящегося в
резерве корпуса 4-го отдельного танкового батальона под командование майора П. И.
Красовского: “…танкисты заняли огневые позиции у отдельных домов и
расстреливают наступающую немецкую пехоту. …Два немецких танка дымятся
около церкви. …Танкисты Красовского дрались до последнего человека. Они нанесли
противнику огромный урон, но почти все экипажи пали в неравном бою смертью
храбрых”. [7; 123-124] За участие в боях в районе с. Козацкое майор П. И. Красовский
награжден орденом “Красного Знамени”. В Наградном листе к ордену указано:
“Командир 4-го ОТБ майор П. И. Красовский за период боев корпуса в окружении и
при выходе корпуса из окружения проявил себя стойким, решительным,
инициативным и грамотным командиром. По заданию командования корпуса
задержать превосходящие во много раз силы противника на подступах к с. Козацкое,
майор Красовский мобилизовал весь личный состав своего батальона на выполнение
поставленной задачи, вследствие чего противник был, с большими для него потерями,
задержан, что дало возможность корпусу оторваться для совершения маневра по
выходу из окружения и одновременно завести противника в заблуждение.”[26] После
боев в районе с. Казацкое дальнейшая его судьба не известна.
В этот день, 14 сентября, штаб 2-й танковой группы перемещается в г. Конотоп. [3;
295]

16 сентября 1941 г. Директивой №0383 главнокомандующего войсками Юго-
Западного Фронта были предусмотрены меры противодействия назревающему
окружению войск ЮЗФ:
Танковые и моторизованные войска противника, прорвавшись из районов
Конотоп и Кременчуг, вышли на тыловые пути ЮЗФ и пытаются наступать в
восточном направлении.
Задача 40-й, 38-й армий, конно-механизированной группы и 5 кавкорпуса
заключается в том, чтобы активными действиями не допустить окружения войск
Юго-Западного Фронта и воспретить противнику всякое продвижение на восток.
Приказываю:
40-й армии в составе 227, 293 сд, ВДК и отрядов генерала Чеснова удерживать
занимаемый рубеж. Активными действиями в направлении Ромны содействовать
конно-механизированной группе Белова.
Разгранлиния слева: Тростянец, Лебедин, Ольшана, Смелое, Конотоп, Батурин.
Конной мехгруппе с 19 дивизией продолжать наступать в направлении Ромны с
садачей уничтожить прорвавшегося из района Конотоп противника и сомкнуть
фланги 40 и 21 армий. По выполнению задачи быть готовым действовать на юг во
взаимодействии с 5 кавкорпусом… [6]
О событиях тех дней в своих воспоминаниях рассказывает сержант 212-й ВДБр
Алексеев Ростислав Петрович: ”Из-под г. Киев нас отвели на отдых в г. Конотоп, где
простояв 12-14 дней были окружены в составе 3-го ВДК.
Выходили из окружения в районе сахарного завода (не помню название деревни).
Пришли, сильно хочется кушать, так как в течении почти трѐх суток кушали раза
два. Очевидно, у этого колхоза получили гречневой крупы, наварили каши. Колхозники
принесли нам масло, сметаны, мѐду, солѐных огурцов, мы наелись, как говорят "от
пуза" и тут же уснули.
Подняли нас по тревоге, объяснили, что по радио получен приказ от Ставки
Верховного Командования вернуться обратно к г. Конотоп и вести борьбу в тылу
врага, "так как вы десантники".
Двинулись в обратный путь. Я в это время (с июня 1941 г.) был сержантом,
начальником маломощной радиостанции в стрелковой роте.
Пришли с мелкими боями в этот же лес под г. Конотоп.
Лес был сильно разбомблен, всюду валялся убитый скот, мы расположились
варить пищу, но сварить не пришлось, вновь по тревоге были собраны.
Я с группой товарищей был направлен в д. Бочкарѐвка (с. Бочки – А. Е.) с задачей:
обнаружить противника и сообщить о его движении по радио.
Придя в д. Бочкарѐвку противника на окраине не обнаружили, а жители нам не
верили, что мы красноармейцы, так как была тѐмная ночь. Лишь убедившись, что
мы свои, они сообщили, что немцы были в деревне минут 15-20 назад.
Я передал это в батальон, и мы стали двигаться вдоль деревни. Нам стали
попадаться убитые и раненые десантники 5-й ВДБр, а в конце деревни шѐл жаркий
бой. Оказалось, что какая-то немецкая часть в сопровождении бронетранспортѐров
и танков шла в г. Конотоп и наткнулась на 5-ю ВДБр.
Всѐ, что мы обнаружили и рассказы раненых, я передал нашему командованию по
радио, и 212-я ВДБр вышла наперерез этой колонне. Бой был сильный, было
уничтожено много бронемашин, несколько танков и много пехоты.

Наши артиллеристы стреляли в упор, потеряли 1 расчѐт 86-мм пушки и
несколько раненых.
Переждали день, а к вечеру был получен приказ уничтожить немецкий аэродром
(километров 7-8 южнее Конотопа). С наступлением темноты мы начали двигаться
к аэродрому.
Часов в 11 или 12 ночи мы подошли к аэродрому, и вскоре взорвались цистерны с
бензином. На аэродроме осветились самолѐты, но подняться им не удалось, огнѐм
пулемѐтов и 45-мм пушек самолѐты в количестве 12-15 шт. были уничтожены.
Мы отошли, а днѐм получили приказ о выходе из окружения.
Из окружения вышли в районе г. Теткино, шли через болота, пушки тащили на
себе.”[27]
После прорыва пехотного полка “Великая Германия”, а вслед за ним и других
частей 46-го танкового корпуса на южный берег р. Сейм в районе г. Путивль,
подразделения 3-го ВДК оказались в окружении. Не имея связи ни с фронтом, ни с 40-
й армией, не имея приказа на отход, командир корпуса полковник И. И. Затевахин был
вынужден перейти к самостоятельным боевым действиям. Только 17 сентября была
установлена связь с 40-й армией и вечером того же дня был получен приказ на выход
из окружения. Вот как вспоминает этот день и выход из окружения бывший начальник
штаба 6-й ВДБр И. А. Самчук: “Утром 17-го разведчики 6-й бригады установили, что
противник ушел из с. Мутино и с. Камень ночью. По сведениям от населения, он ушел
в направлении г. Путивль. И действительно, в середине дня в направлении г. Путивль
стала слышна арт. канонада, а к вечеру 17-го наблюдатели 6-й бригады (с деревьев)
увидели колонны машин и танков идущих из с. Хижки на с. Козацкое. В это же время
немецкий самолѐт “горбыль” разбросал листовки, в которых говорилось: “3-й ВДК,
сдавайся, иначе – разбомбим!” Указывалось место сдачи и место складывания
оружия. Вечером поступил приказ Штакора частям выходить из окружения в
направлении сел Попова Слобода и Елизаветино.
В авангарде должна двигаться 6-я бригада. За ней Штаб корпуса и 5-я бригада,
замыкающей – 212-я бригада. Ночью с 17-го на 18-е сентября части начали выход из
окружения. Была холодная, ветренная, с мелким секущим дождѐм, погода. Штаб 6-й
бригады взял проводником жителя с. Хижки Завгороднего Матвея, человека лет 52-х
– 53-х. Проводника попросили вести бригаду без дороги минуя села. Влево остались
Анютино и Духановка. Проходя мимо них, бойцы слышали шум моторов, крики и
отдельные выстрелы в этих селах. В Поповой Слободе, в ее центре, у церкви,
оказались крупные силы противника. Благодаря энергичным и быстрым действиям
авангарда бригады которым руководили нач. штаба И. А. Самчук и нач. опер. отдела
бригады капитан Г. Б. Смолин, противник был разбит и разсеян. Основные силы
бригады завершили его разгром. Таким образом, корпус вышел из окружения и вышел
на рубежи занимаемые другими частями Красной Армии в районе с. Елизаветино и с.
Александровка.”[10]
Из воспоминаний командира 212-й ВДБр майора П. М. Шафаренко: “По
сведениям корпусной разведки, в ночь на 17 сентября южнее Кролевца, прямо на
перегоне, противник начал выгрузку крупных сил пехоты и артиллерии, а на станции
Бурынь появились танки. Сомнений быть не могло: враг решил покончить с нами.
...Шли девятые сутки боев в тылу врага.
В тот день я узнал, что получен приказ о выходе из окружения. Комкор И. И.
Затевахин собрал командование бригад, посоветовался с нами и объявил свое 
решение. Вот к чему оно сводилось: 3-й ВДК, снявшись под покровом ночи с
занимаемых позиций, должен скрытно следовать вне населенных пунктов.
Выдвинувшись к Поповой Слободе, он захватывает ее и выходит из окружения. На
первом этапе 6-я бригада составляет авангард корпуса. Ее задача – уничтожить
противника в Поповой Слободе и обеспечить выход через село главных сил. В
дальнейшем соединение идет в арьергарде, прикрывая движение корпуса в район
Ворожбы.
В ночь на 18 сентября 6-я бригада, а за нею и главные силы корпуса, начали
движение к Поповой Слободе. Впереди – разведка с прикрытием, на флангах –
усиленные дозоры. Было холодно, темно, моросил мелкий дождь. Машины шли очень
медленно, и пешая часть бригады почти не отставала от передового отряда.
Остались в стороне Анютино, Хижки, Духановка. Оттуда доносились шум моторов,
крики, редкая стрельба из автоматов.
Бездорожье и ночь подправили наши расчеты. Мы были в пути больше, чем
планировали, часть колонны растянулась, а до рассвета оставалось совсем немного
времени.
На подходе к селу колонна остановилась. Подошел возглавлявший разведку
старший лейтенант Москвичев. Он доложил, что немцы занимают только
центральную часть Слободы. В селе стоит до батальона пехоты, шесть орудий и
три бронемашины, у сахарного завода – до роты танков. Вражеский гарнизон спит
под охраной часовых.
Колонна тронулась. Передовой отряд на машинах с зажженными фарами
спокойно проходил Попову Слободу. Кажется, затея удалась. У заборов видны орудия
и бронемашины. Невдалеке, у сахарного завода, в свете фар просматриваются
контуры танков. Лишь у отдельных хат стоят часовые. Один из них вразвалку
подходит к дороге, что-то спрашивает, стараясь перекричать шум двигающейся
колонны. С машины его жестами приглашают садиться в кузов. Солдат смеется и,
повернувшись, уходит.
Неумолимо надвигался рассвет. Когда хвост передового отряда проходил центр
Поповой Слободы, послышался треск вражеских автоматов. Гитлеровцы распознали
десантников. Но сразу заговорили наши пулеметы и автоматы, заухали разрывы
гранат – это атаковала немцев пешая часть бригады и батальон, подошедший от
Жолудева.
Быстро связались по радио с Евдокимовым. И вот уже дивизион капитана
Павленко открыл огонь по указанным целям. Десантники, следовавшие с нами,
внезапно и стремительно атаковали гитлеровцев с тыла. Гарнизон врага был
разгромлен, а остатки фашистов отброшены на окраину села.
Корпусу открылся путь из вражеского кольца. В том бою героями были все.
Посреди дороги в центре села замер подбитый вражеский танк. На него
перестали обращать внимание. Артиллеристы и часть подразделений ушли вперед.
Но неожиданно танк ожил – фашист огнем из пулемета прижал десантников к
земле. Тогда старшина 2-го батальона И. С. Соловьев, подобравшись ползком к
машине, бросил под нее связку гранат. Танк загорелся, и пулемет замолк. Но
вражеская пуля оборвала жизнь смельчака.
Пешие подразделения 1-го батальона медленно продвигались по садам и
огородам, очищая хаты от вражеских автоматчиков. Со стороны сахарного завода
стал слышен шум подходивших танков.

Со всех сторон в танки полетели гранаты и зажигательные бутылки. Сразу три
машины окутались дымом и пламенем, а остальные стали отходить назад, пытаясь
уйти из засады. Из хат в панике выскакивали фашистские автоматчики. Но уже
слышен характерный звук летящих мин. По отходящим гитлеровцам ударила
минометная рота. Десантники поднялись в атаку и отбросили врага за окраину.
Колонны частей в походном порядке шли мимо нашего наблюдательного пункта,
развернутого на окраине Поповой Слободы неподалеку от дороги. Вот проходит 5-я
бригада. За ней тылы и штаб корпуса. Замыкает колонну 212-я бригада. Что-то
кричит мне и смеется, высунувшись на ходу из машины, Жолудев, но за шумом ничего
не слышно. Корпус выходит из окружения, готовый ежеминутно сразиться с врагом.
Подъехал командир корпуса полковник И. И. Затевахин. Выслушав мой доклад о
действиях в Поповой Слободе и о том, что вперед и к станции Бурынь выслана
разведка бригады, он поблагодарил нас и приказал нам пропустить части корпуса и
двигаться затем в арьергарде в район Ворожбы.
На окраине села я встретился с командиром 5-й бригады полковником А. И.
Родимцевым
- Жив, шайтан тебя побери, а говорили, что убит, – весело сказал он, обнимая
меня.
Действительно, кто-то пустил слух, будто я погиб.
Мимо нас проходила пешая часть 6-й бригады. У многих окровавленные повязки,
но шли все бодро.
Не раз вспоминали мы добрым словом нашего проводника Матвея Григорьевича
Завгороднего. После войны в селе Хижки побывал бывший начальник штаба 6-й ВДБр
полковник И. А. Самчук. Так и не рассказал никому о своем подвиге Матвей
Григорьевич Завгородний. Умер он в 1954 г. Узнав о патриотическом поступке своего
земляка, колхозники решили поставить на его могиле памятник.”[9]
Таким образом, к 19 сентября 1941 г. подразделения 3-го ВДК, попавшие в
окружение в ходе боев на р. Сейм, вышли из огненного кольца. Двумя днями раньше
Ставкой ВГК была выдана Директива №002087 на оставление Киевского
укрепленного района и г. Киев с занятием обороны по восточному берегу р. Днепр:
В связи со сложившейся обстановкой на восточном берегу реки Днепр в районе
Киев, Ставка Верховного Командования разрешает оставить Киевский УР и г. Киев
и отойти на восточный берег реки Днепр, приняв группировку по указанию
командующим Юго-Западным фронтом.
При отходе снять и эвакуировать все вооружение укрепленного района, что по
обстановке не возможно вывезти – уничтожить, все мосты через реку Днепр и
другие военные объекты взорвать. [6]
Сопротивление, оказанное подразделениями Красной Армии в боях на р. Сейм в
сентябре 1941 г. стало неотъемлемой и, без сомнения, значимой частью Киевской
стратегической оборонительной операции, проведенной 7 июля – 26 сентября 1941 г.
Сейчас тяжело оценить их подвиг. Они, ценой собственных жизней, подарили
несколько дней и ночей сотням бойцов Юго-Западного Фронта, тем, кто выходил из
окружения, тем, кто эвакуировал предприятия Конотопа, тем, кто из последних сил
укреплял оборону по всей территории огромной страны. И хотя до конца войны
оставалось еще 1340 дней, и впереди были тяжелейшие испытания, эти первые дни
войны всегда с нами, как и имена тех, кто погиб за нас, за себя. Вечная им память!

Продолжение книги читайте завтра.

Редакция сайта города Конотопа 05447.com.ua выражает благодарность Александру Евтушенко за предоставление эксклюзивного разрешения на печатание материалов книги "ДОРОГАМИ 1941-го. КОНОТОП. КНИГА ПАМЯТИ". Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено, любое использование согласовывать с авторами. При согласованном использовании материалов ссылка на ресурс обязательна.

С началом книги можно ознакомиться тут.

Все главы книги можно найти в спецтеме "Книга памяти".

Автор
(0 оцінок)
Актуальність
(0 оцінок)
Виклад
(0 оцінок)
84 перегляди у липні
Я рекомендую
Ніхто ще не рекомендував

Відгуки та коментарі

Написати відгук
Написати коментар

Відгук - це думка або оцінка людей, які бажають передати досвід або враження іншим користувачам нашого сайту з обов'язковою аргументацією залишеного відгука. Ваш відгук допоможе багатьом прийняти правильне рішення Коментарі призначені для спілкування та обговорення, а також для роз'яснення питань, що цікавлять

Не дозволяється: використання ненормативної лексики, погроз або образ; безпосереднє порівняння з іншими конкуруючими компаніями; безпідставні заяви, що ображають діяльність компанії і / або її послуги; розміщення посилань на сторонні інтернет-ресурси; реклама та самореклама.

Введіть email:
Ваш e-mail не відображатиметься на сайті
або Авторизуйтесь , для написання відгуку
Автор
0/12
Актуальність
0/12
Виклад
0/12
Відгук:
Завантажити фото:
Вибрати

Коментарі призначені для обговорення, обговорення, вияснення цікавих питань