Дорогами 1941-го. Конотоп. Книга памяти

Продолжаем публикацию книги Александра Евтушенко "Дорогами 1941-го. Конотоп. Книга памяти". С предыдущей главой можно ознакомиться тут.

Боевой период: 10.08.41 г. – 26.09.41г.
Командир пулеметной роты 1042-го сп, лейтенант А. Я. Тарасов вспоминал:
“…принимал непосредственное участие в оборонительных боях на р. Сейм в
сентябре 1941 г., в должности командира пулеметной роты, в звании лейтенанта.
Наш полк отдельный авангардный стрелковый под №1042 был срочно переброшен с
обороны г. Киев с поставленной боевой задачей: прикрыть отход наших частей через
р. Сейм. Полк состоял, в основном, из добровольцев – участников гражданской войны,
в возрасте 50-55 лет (много было моряков, в том числе и я моряк). И только
командиры почти все были молодые от 18 до 26 лет. Мне было тогда 25 лет. Полком
командовал бывший участник Гражданской войны подполковник Зайцев, начальник
штаба – майор Ефименко.
31
Полк в тяжелейших условиях… сдерживал наступление фашистов при
форсировании р. Сейм в течении 10 часов. Полк поставленную боевую задачу
выполнил … Личный состав почти полностью героически погиб на высоте в районе
деревни Выровка (в р-не г. Конотоп). Я был ранен в голову, но с поля боя не ушел, со
мной остались в живых из 180 человек всего 10 человек. В полку осталось в живых
всего 80 человек. Документы штаба полка все уничтожены прорвавшимися танками
с тыла в деревню Выровка (где размещался тыл полка). Знамя полка было сохранено
(так как находилось на КП полка). Со знаменем полка мы пробивались из окружения к
своим в течении 2,5 месяцев… ”. [13]
В ночь на 7 сентября, согласно решению командующего 40-й армией, 2-й
воздушно-десантный корпус, под прикрытием 10-й танковой дивизии, отходит на
южный берег р. Сейм. [6]
На рассвете 7 сентября из района Воронежа к с. Мельня прибыл 1 -й батальон 394-
го моторизованного полка. На надувных лодках, под сильным огневым прикрытием
артиллерии, танков и зенитных средств, батальон переправляется через Сейм для
расширения захваченного ночью плацдарма на южном берегу реки. Плацдарм был
несколько расширен, однако его существенное увеличение не было возможным,
поскольку он находился под постоянным сильным пулеметным обстрелом. К тому же,
советские самолеты беспрерывно продолжали сбрасывать бомбы на немецкие
позиции.
[5; 261]
Здесь следует отметить, что 27 августа 1941 г. Ставкой ВГК было отдано указание
командующему ВВС Красной Армии генерал-лейтенанту П. Ф Жигареву подготовить
и в период 29.08.1941 г. – 04.09.1941 г. провести воздушную операцию с целью
разгрома танковой группы Гудериана в районе Почеп – Стародуб – Новгород-
Северский – Шостка. Одновременно с этим командующему Брянским Фронтом
генералу А. И. Еременко приказывалось максимально использовать авиационный
удар, перейти в наступление, уничтожить Гудериана и, развивая в дальнейшем
наступление на Кричев, Пропойск, к 15 сентября 1941 г. выйти на рубеж Петровичи –
Климовичи – Новозыбков – Щорс. Это означало бы крах правого фланга немецкой
группы армий “Центр”.
К воздушной операции привлекались авиа-силы Брянского (11 -я, 60-я, 61-я сад и
24-й сбап) и Резервного Фронтов, а так же 1 -я резервная авиационная группа и часть
сил дальнебомбардировочной авиации резерва Ставки ВГК (42-я и 52-я ад).
По состоянию на 30 августа в составе ВВС Брянского фронта имелся 161 боевой
самолет: 16 МиГ-З, 41 Як-1, 4 И-16, 14 СБ, 24 Су-2, 28 Пе-2, 9 Ил-2 237-го шап, 15 Ил-
2 245-го шап и 20 Ил-2 218-го шап (прибыл в состав фронта к 11.00 30.08.1941 г.).
ВВС Резервного фронта имели 136 боеготовых самолетов, из них: 17 Як-1, 9 МиГ-З,
36 И-153,7 И-16, 24 Пе-2, 9 СБ, 18 ЛаГГ-З и СБ в ВВС 43-й армии (10-я сад) и 7 Ил-2 в
66-м шап. Еще 60 боевых самолетов были неисправными, из них 9 штурмовиков Ил-2.
В составе 1 -й РАГ (31 -й иап, 99-й пбап, 135-й ббап, 217-й шап) полковника
Д.М.Трифонова насчитывалось 95 боевых самолетов, в том числе 10 Ил-2.
Таким образом, учитывая низкую эффективность СБ, "сушек" и "пешек" по
танкам, советское командование в качестве основной ударной силы против танкистов
Гудериана выставило 61 боеготовый штурмовик Ил-2. Конечно, этого было маловато,
но пополнить ВВС фронтов техникой Ставка не могла.
В этих боях ВВС Красной Армии широко применяли различные зажигающие
боевые системы: гранулированный фосфор, зажигательную смесь типа С-4, ампулы
32
АЖ-2 с самовоспламеняющейся жидкостью "КС" (сплав фосфора и серы с очень
низкой температурой плавления). За счет этого эффективность ударов авиации по
немецким мото-мех колоннам была повышенной, и противник понес серьезные
потери.
В результате активных действий авиации Красной Армии 24-й танковый корпус
из состава 2-й танковой группы, по свидетельству самого Гудериана, "...вынужден
был приостановить наступление 3-й танковой дивизии и 10-й мотодивизии".
Однако разгромить танкистов Гудериана, как того требовала Ставка, все же не
удалось. В ожесточенных боях авиационная группировка Красной Армии на брянском
направлении понесла большие потери и уже не могла должным образом
противодействовать продвижению противника. По состоянию на 5 сентября 1941 г.
ВВС Брянского фронта имели 17 исправных Ил-2, 22 боеготовых Пе-2, 25 Су-2, 14 СБ,
9 Як-1, 12 МиГ-З и 4 И-16. В составе 1 -и РАГ имелось всего 16 Пе-2, 8 Ил-2, 15 МиГ-З
и 6 Як-1, из них большинство были неисправными.
Командир 1 -й РАГ полковник Д. М. Трифонов 5 сентября в донесении на имя
командующего ВВС Красной Армии генерал-лейтенанта П.Ф. Жигарева докладывал,
что: "Для дальнейшего разгрома противника в сложившихся условиях требуются
штурмовики Ил-2. Прошу усилить группу одним полком Ил-2 и одним полком
истребителей. …Отсутствие запчастей тормозит полевой ремонт..."
Уже к 15-00 6 сентября 1941 г. на аэродроме Липовая Долина сосредоточился 241 -
й шап в составе 20 самолетов Ил-2, а к 11-20 7 сентября на аэродроме Плетнево – 503-
й шап (20 Ил-2).[19]
Вернемся к наступлению войск противника у с. Мельня. Чтобы расширить
плацдарм и развить дальнейшее наступление к господствующим высотам, занятым
советскими войсками, оберст-лейтенант Аудерш еще в первой половине дня 7
сентября запросил авиационную поддержку. Ее назначили на 13-00. В момент подлета
немецких самолетов, на КП оберст-лейтенанта Аудерша приезжает генерал Модель.
Бомбардировщики сделали несколько заходов, советские войска начали отходить и
стрелки 394-го моторизованного полка атаковали господствующую гряду высот на
южном берегу реки (позиции 4-го батальона 5-й ВДБр – А. Е.). Руководство
находящимися на плацдарме войсками принял оберст Касеман. Оберст-лейтенант
Аудерш со своим КП переправляется на плацдарм.
Дивизия быстро перебрасывает в район плацдарма 39-й саперный батальон
майора Бейгеля. Роты и переброшенная через с. Алтыновка понтонно-мостовая
колонна сразу же приступают к наведению моста и сооружают его из трех секций
несущей способностью 16 тонн. В течении следующих нескольких часов дивизия
распределяет свои силы для продолжения наступления 8 сентября.
КП генерала Моделя развертывается на северо-восточной окраине с. Ксендзовка
(сейчас с. Пролетарское Черниговской обл. – А. Е.). Сам генерал Модель со своими
офицерами для поручений отправляется в с. Мельня, где разворачивается головной
пост связи.
Так как на плацдарме находится только 394-й моторизованный полк, дивизия
утверждает следующую степень срочности перевода своих сил через понтонный мост:
3-й батальон 6-го тп с 1 -й ротой 521 -го истребительно-противотанкового дивизиона,
2-й батальон 6-го тп с остальной частью 521-го истребительно-противотанкового
дивизиона, 1 -й батальон 3-го моторизованного полка, 35-й тп 4-й тд, 2-й дивизион 75-
го артполка, 2-й дивизион 42-го артполка, 3-й дивизион 103-го артполка 4-й тд, 3-й
33
дивизион 75-го артполка и транспортные средства участвующих в бою
подразделений.[5; 261-264]
Вот как вспоминает этот день командующий 5-й ВДБр полковник А. И. Родимцев,
подразделения которого приняли первыми на себя удары наступающих передовых сил
противника: ”На протяжении дня немецкая авиация бомбила и обстреливала позиции
5-й ВДБр, поддерживая тем самым переправу своей пехоты на южный берег реки.
Девятки пикирующих бомбардировщиков “Ю-87”, в сопровождении истребителей,
построившись в круг, одна за одной, начинали пикировать и сбрасывать бомбы. В
след за одной девяткой появлялась вторая. Они выжидали, пока рассеется пыль и
дым после разрыва бомб, потом на цель пикировал очередной самолет.
Отбомбившись, самолеты снижались до 100 – 200 метров и начинали вести
прицельный огонь по позициям подразделений бригады из пушек и пулеметов. Иногда
бомбежки продолжались, не прирываясь не на минуту, до четырех часов.
До 17-00 между КП бригады и батальонами не было никакой связи. Что
происходило в батальонах – не было известно. Но связь удалось восстановить
достаточно быстро.
Командир 4-го батальона докладывал, что особенно большой урон причинила
авиация противника. Бойцы сражаются героически. Сержант Щербаков, секретарь
комсомольского отдела 4-го батальона, пропустив через окоп немецкий танк, поджег
его бутылкой с горючей смесью, а экипаж, пытавшийся выбраться из горящего
танка, был расстрелян сержантом из автомата.
В результате бомбежки была прервана связь и со штабом корпуса. Удалось
восстановить ее только ночью с 7 на 8 сентября.”[7; 91-98]
В этот день в расположение бригады пришел местный житель с. Озаричи, который
сообщил, что с нашей стороны к немцам перешел солдат, сообщивший противнику о
расположении батальонов бригады, указал место КП бригады, а так же сообщил, что
бригада воздушно-десантная и участвовала в боях за г. Киев, а так же, что командует
ею Герой Советского Союза полковник А. И. Родимцев. И, самое важное, этот солдат
снова возвратился в расположение бригады. В связи с этим КП 5-й ВДБр был
перенесен в другое место.
Во второй половине дня 7 сентября в расположение 5-й ВДБр отбыли,
находящиеся в резерве 3-го ВДК, танки 4-го отдельного танкового батальона и 4-й
батальон 212-й ВДБр, которые должны были поддержать оборону подразделений,
находящихся на главном направлении удара немецких войск. [7; 91-98]
Боевые документы тех дней называют нам имя командира 4-го отдельного
танкового батальона, который во время боев на р. Сейм сыграл не маловажную, а при
выходе из окружения, одну из решающих, ролей в судьбе корпуса.
Командиром 4-го ОТБ 3-го ВДК во время боев на р. Сейм в сентябре 1941 г. был
Красовский Павел Иванович, майор. 1904 г. р., русский, служащий, член ВКП/б,
участник Гражданской войны, в рядах РККА с 1919 г., участвовал в боях в р-не оз.
Хасан и на р. Халхин-Гол. Имел юбилейную медаль “ХХ лет РККА”. К награде
представлялся в августе 1941 г. за оборону г. Киев. Адрес: г. Ленинград, ул. Слуцкая,
дом №9, кв.14.
Известно, что в состав 4-го ОТБ входили восемь танков – шесть машин Т-26 и три
плавающих танка (скорее всего Т-38 – ?).
За участие в боях в районе с. Козацкое майор П. И. Красовский награжден
орденом “Красного Знамени”. В Наградном листе к ордену указано: “Командир 4-го
34
ОТБ майор П. И. Красовский за период боев корпуса в окружении и при выходе
корпуса из окружения проявил себя стойким, решительным, инициативным и
грамотным командиром. По заданию командования корпуса задержать
превосходящие во много раз силы противника на подступах к с. Козацкое, майор
Красовский мобилизовал весь личный состав своего батальона на выполнение
поставленной задачи, вследствие чего противник был, с большими для него потерями,
задержан, что дало возможность корпусу оторваться для совершения маневра по
выходу из окружения и одновременно завести противника в заблуждение.”
После боев в районе с. Козацкое дальнейшая его судьба не известна. [16]
Ночью с 7 на 8 сентября немцы непрерывно освещали ракетами местность, а
авиация противника сыпала на боевые порядки батальонов осколочно-фугасные
бомбы малого калибра. В таких условиях было невозможно отвести 4-й батальон и
заменить его, как было запланировано, 3-им батальоном.
В эту ночь, как и в предыдущие, из Конотопа в расположение бригады прибыло
добровольное пополнение. Это были работники заводов КПВРЗ, “Красный
металлист”, железнодорожники, студенты, учителя, врачи. [7; 91 -98] “Мы с уважением
вспоминали железнодорожников Конотопа – напишет в своих воспоминаниях А. И.
Родимцев – Они трудились поистине самоотверженно. Не смотря на все попытки
врага парализовать этот важнейший железнодорожный узел, они пропускали на
север эшелон за эшелоном, эвакуировали раненых, вывозили оборудование заводов,
гасили “зажигалки”, исправляли разрушенные бомбами пути и снова несли под
бомбежкой свою мужественную рабочую вахту.”[7; 99]
Согласно Оперативной сводке штаба Юго-Западного фронта №0137 к 22 часам 7
сентября 1941 г. о боевых действиях войск, командование фронта о ситуации на р.
Сейм в этот день располагало следующей информацией:
Противник в течении дня усиленно развивал наступление на Конотоп в обход
Чернигов с востока и на остерском направлении, нанося одновременно
массированные удары бомбардировочной авиации по узлам связи, железных дорог в
районах Конотоп и м. Глобино.
1. 40 армия.
Части армии с боями выходили на южный берег р. Сейм. В течении дня
противник пытался неоднократно форсировать р. Сейм на рубеже Хижки – Мельня,
но был отбит огнем артиллерии.
Во второй половине дня противнику удалось при поддержке сильного
артиллерийского огня переправить через реку на широком фронте до пехотного
полка в районе Мельня.
Для противодействия развития наступления противника на Конотоп
командующему армией разрешено использовать фронтовой резерв – 227 сд.
Конотоп подвергся нападению с воздуха вражеской авиации количеством 61
самолет.
Положение частей армии к исходу дня не выяснено. Связи нет. [6]
Утром 8 сентября 1941 г. в 5-25 приказ штаба группы армий “Центр” о
продвижении до линии Нежин – Монастырище, с нанесением главного удара на
Нежин, был отменен. Последовал новый приказ 2-й танковой группе: новое
направление – Борзна – Ромны, основной удар – правым флангом. [3; 289]
35
Тем временем, к 4-00 утра, немецкие саперы довели мост до нужной степени
готовности. К 6-00 первые танки и бронетранспортеры перешли мост с задачей
усилить боевую группу Аудерша.
С рассветом, в небе появились самолеты-разведчики 9-й эскадрильи Fw-189
(“рамы”), которые, с начала войны, специализировались на разведобеспечении 3-й тд.
В 10-30 в небе появились Ю-87, которые набросились на позиции 5-й ВДБр и на
околицу деревни перед самым передним краем (скорее всего с. Лизогубовка
Конотопского р-на Сумской обл. – А. Е). В то время, когда первое звено выходило из
пикирования, солдаты 1 -го батальона 394-го моторизованного полка атаковали
советские позиции к югу от железнодорожного моста. Одновременно с ними боевые
машины 3-го батальона 6-го тп и части 521 -го истребительно-противотанкового
дивизиона взяли лежащую перед позициями деревню и к 11 -00 овладели ею. [5; 266]
Вероятнее всего речь идет о с. Таранское Конотопского р-на Сумской обл., которое, в
результате контратаки десантников 4-го батальона 5-й ВДБр и, переброшенного сюда
к утру 8 сентября, 4-го батальона 212-й ВДБр, в последствии, было отбито у
немцев.
[12]
Параллельно с занятием плацдарма, немецким командованием были созданы
передовые отряды, которые должны были с ходу форсировать реку у
железнодорожного моста и захватить мост. А. И. Родимцев отмечает, что
подготовленный заранее к взрыву мост был только поврежден. Саперы противника
сразу же начали его восстанавливать. Благодаря удобной и правильно занятой
позиции, более часа, пулеметчик М. Д. Иванов (1-й или 2-й батальон – ?) не подпускал
саперов противника к мосту и парализовал переправу: “8 сентября командиры
первого и второго батальонов доложили мне, что на северном берегу Сейма, вблизи
деревни Мельня, появилась вражеская пехота и что она готовится к переправе. Я
решил побывать в батальоне, который занимал оборону у железнодорожного моста
через Сейм. Со мной пошли два автоматчика. Едва мы прибыли в батальон и вошли в
блиндаж командира, как фашисты открыли по нашим позициям ожесточенный
огонь из орудий и минометов. Передовые подразделения гитлеровцев начали в это
время спускать на воду надувные резиновые лодки. Я сказал телефонисту, чтобы он
соединил меня с командиром нашей бригадной артиллерии, которому приказал
немедленно открыть огонь по переправе противника. Как только грянула наша
артиллерия, в передовом отряде противника поднялась невероятная суматоха.
Тяжелый снаряд разорвался в гуще пехоты врага, и в небо полетели какие-то обломки
и тряпки. Батальон открыл огонь, но речка в этом месте была неширока, и несколько
лодок успело причалить к нашему берегу. С обеих сторон теперь началась такая
стрельба изо всех видов стрелкового оружия, какой я не видывал за время войны.
Фашисты буквально захлестывали наши окопы свинцовым дождем. Под этой огневой
завесой они, видимо, надеялись пересечь реку. Мы заметили, что на середине ее
появилось еще с десяток лодок. Под прикрытием берега, выступавшего здесь
обрывистым мыском, лодки были для наших пулеметов недосягаемы. Солдаты
противника уже ворвались на железнодорожный мост, который был немного
поврежден, и сразу же принялись исправлять повреждения. Если бы им удалось
быстро отремонтировать мост, фашистское командование немедленно бросило бы
против нас танки. Но иногда случается, что исход боя решает один солдат. Мы это
поняли в те минуты, когда с правого фланга вдоль русла реки неожиданно заработал
наш станковый пулемет. Длинная очередь – и немецкие саперы полетели с моста в
36
воду. Вторая очередь – и переправа противника была парализована. До чего же
точно работал наш пулеметчик! Полсотни фашистов уже бултыхались на середине
реки. Пробитые пулями их лодки выпустили воздух и стали похожими на мокрое
тряпье, а “Максим” все строчил над самой водой, и брызги от пуль вспыхивали на
солнце.”[7]
С плацдарма боевая группа оберст-лейтенанта фон Левински со 2-м батальоном и
приданными к нему противотанкистами смогли продвинуться вдоль железной дороги
в направлении с. Выровка. Перед Выровкой был обнаружен противник (скорее всего
1042-й ст – А. Е.). Открыв огонь, танки ворвались в населенный пункт, расстреляли
колонну грузовых автомобилей и нанесли удар по батарее, которая в это время меняла
свою позицию. В средней части населенного пункта боевая группа уходит на юго-
восток, с целью занять противоположные высоты. На пути встречают шесть советских
танков. Во время завязавшегося боя два советских танка были подбиты огнем 7-й
роты 6-го тп, еще два танка подбивает гаубица 6-й батареи 75-го артиллерийского
полка и самоходное орудие 521 -го истребительно-противотанкового дивизиона. В
результате боя немцами было взято 200 человек пленными. [5; 267-269]
О подвиге личного состава батареи 205-го отдельного зенитного артиллерийского
дивизиона 40-й армии под командованием лейтенанта Фридмана Л. С., совершенного
в этот день, в задачу которого входило прикрывать группировку нашей артиллерии,
находим информацию в боевых документах тех дней: “8 сентября 1941 г. батарея
заняла ОП на северной окраине с. Выровка Конотопского р-на с задачей прикрыть
группировку артиллерии. В 12-00 8 сентября 1941 г. был совершен массовый налет
авиации противника на охраняемый объект. Лейтенант т. Фридман открыл огонь по
17-ти пикирующим бомбардировщикам. Рискуя жизнью личного состава и себя,
организовав круговой обстрел, рассеял и сковал своим огнем самолеты противника.
Батарее угрожала смертельная опасность от сильного пулеметного обстрела и
бомбардировки с пикирования, но лейтенант т. Фридман вел себя героически и
личным примером воодушевлял личный состав батареи. Будучи смертельно ранен, т.
Фридман продолжал командовать батареей в течении 25 минут, подвергаясь
пулеметному обстрелу и бомбардировке 17-ти самолетов противника, уничтожив
один самолет противника, он погиб от прямого попадания бомбы. Являясь до конца
преданным социалистической родине и партии Ленина-Сталина, проявил себя героем
Великой Отечественной войны против германского фашизма, за что лейтенант т.
Фридман достоин правительственной награды ордена “Красное Знамя”.[17]
Лейтенант Фридман Л. С., вместе с погибшими боевыми товарищами, похоронен в с.
Выровка Конотопского р-на Сумской обл. [20]
Между тем, около 14-00 боевая группа оберст-лейтенанта Аудерша перешла
железнодорожную линию и в не обозначенном на карте селе натолкнулась на
сильного противника, который был особенно хорошо вооружен противотанковыми
пушками и поэтому препятствовал немецким танкам во фланговом наступлении. [5; 267-
269]
Скорее всего, на пути продвижения боевой группы оберст-лейтенанта Аудерша
оказались противотанкисты 595-го истребительно-противотанкового артиллерийского
полка, прибывшие сюда накануне 7 сентября 1941 г.
Как известно, 4 сентября 1941 г. 595-й ИПТАП РГК был снят с открытых огневых
позиций на южной окраине г. Киев (Жуляны – Чоколовка – Лысая Гора) и направлен в
район г. Конотоп для поддержки 5-й ВДБр и 1069-го сп, подразделения которых
37
заняли оборону по южному берегу р. Сейм. Этими силами командующий войсками
40-й армии намеревался удержать оборонительный рубеж по р. Сейм и
воспрепятствовать быстрому продвижению на юг соединений 24-го танкового корпуса
из состава 2-й танковой группы, которая наносила удар в тыл войскам Юго-Западного
Фронта, оборонявшим район г. Киев.
После массированных ударов пикирующих бомбардировщиков и целой серии
ожесточенных атак, предпринятых немцами 7 и 8 сентября, подразделения 5-й ВДБр и
1069-го сп под давлением танков отошли вначале на рубеж огневых позиций, затем
дальше в тыл.
В течение 8 сентября огнем орудий пяти батарей 595-й ИПТАП РГК уничтожил
19 танков, 47 автомобилей мотопехоты, 8 минометов, 4 1 05-мм орудия. Расход – 4780
выстрелов. Потери – 37 лиц командного состава, 112 рядовых, 15 орудий, 17 тягачей,
38 автомобилей.
Батареи 595-го ИПТАПа РГК приостановили продвижение танков и мотопехоты
противника в секторе стрельбы. Но наступление противника продолжалось. Оно
продолжалось бы и в том случае, если бы 595-й ИПТАП РГК имел орудий в три раза
больше своей численности, потому что передовые части противника наступали в
тесном взаимодействии с артиллерией при интенсивной поддержке пикирующих
бомбардировщиков.
К вечеру 8 сентября противник приостановил атаки на участке Лизогубовка –
Таранское и двинулся дальше по дороге на Конотоп. Район огневых позиций батарей
595-го ИПТАПа и вся местность у слияния рек Езучь и Сейм оказались блокированы.
Пути отхода отрезаны. Связь с начальником артиллерии 40-й армии прервалась еще
раньше. Дальнейшее удержание позиций теряло смысл. Командир 595-го ИПТАПа
РГК капитан С. Я. Сусский принял решение отвести батареи. Немецкая артиллерия и
минометы не прекращали обстрел. С огневых позиций удалось снять пять орудий –
все, что осталось от полка.
К тому времени противник продвинулся на двадцать километров и занял г.
Конотоп. 595-й ИПТАП отошел в район с. Дубовязовка. Там он был немедленно
направлен для поддержки танкового отряда. Однако начальник артиллерии 40-й армии
полковник С. С. Баренцев находил потери, понесенные 595-м ИПТАПом,
чрезмерными. Огневые позиции, по мнению начальника артиллерии, следовало
удерживать как можно дольше, а затем отойти и встретить противника на новом
рубеже. Начальник артиллерии приказал вернуть оставшийся личный состав батареи в
район с. Лизогубовка, т. е. в тыловые районы наступающего противника и, во что бы
то ни стало, вывести орудия.
Руководство операцией принял капитан С. Я. Сусский. По прибытии в район
Мельня – Озаричи разведывательная группа увидела орудия на позициях и тела
погибших противотанкистов. Немцы охраняли весь район огневых позиций. Попытка
сбить посты и выйти на огневые позиции, предпринятая после полуночи, успеха не
имела. Потеряв двух человек (сержанта Воронцова – командира 2-го орудия 5-й
батареи и орудийного номера рядового Батанцова), подразделения отошли к болотам.
Капитан С. Я. Сусский намеревался повторить атаку постов, но в ходе
рекогносцировки установил, что немцы значительно усилили охрану.
К утру движение в окрестностях с. Лизогубовка активизировалось. Немцы
бродили толпами возле ИПТАПовских орудий, осматривали подбитые перед
38
железнодорожным мостом свои танки и автомашины. Дальнейшее пребывание в
районе оставленных огневых позиций становилось нецелесообразным.
Заняв г. Конотоп, немцы продвигались на юг и не обращали особого внимания на
то, что происходит в их тылу. Подразделения 595-го ИПТАПа РГК выступили в
обратный путь. Невдалеке от Конотопа они обнаружили 85-мм зенитное орудие
(калибр, состоящий на вооружении 595-го ИПТАПа) некоего майора Касатонова.
Замаскировали под телегу, катили на руках три-пять километров. Немцы обстреляли
расчет, и он оставил орудие.
Операция по эвакуации орудий закончилась неудачей. Начальник артиллерии 40-й
армии не желал принять во внимание то обстоятельство, что к вечеру 8 сентября
пехота ушла и оставила без прикрытия район огневых позиций 595-го ИПТАПа.
10-я рота 6-го тп возвратилась к р. Сейм, где с 17-00 поддерживала переход 3-го
моторизованного батальона через разрушенный железнодорожный мост. Оба
батальона 3-го моторизованного полка и остальные боевые группы 3-й тд в течении
второй половины дня переправились по понтонам, и к вечеру 8 сентября вся 3-я тд
(без тыловых служб) была на южном берегу р. Сейм. [5; 267-269]
В этот день отмечается активная работа ВВС Красной Армии. Уже к 15-00 6
сентября 1941 г. на аэродроме Липовая Долина сосредоточился 241 -й штурмовой
авиационный полк в составе 20 самолетов Ил-2, а к 11 -20 7 сентября на аэродроме
Плетнево – 503-й штурмовой авиационный полк в составе 20 самолетов Ил-2. Задача
грамотно использовать прибывающие полки Ил-2 была возложена лично на
командира 1 -й РАГ. При этом полковнику Д. М. Трифонову приказывалось: "Полки
Ил-2 ...расположить на аэродромах с радиостанциями. ... Надо сделать так, чтобы
один СБ всегда находился над расположением противника и, наблюдая, вызывал по
радио полки Ил-2 на цель; один СБ и один полк Ил-2 должен работать в районе
Новгород-Северский, второй СБ и второй полк Ил-2 – в районе Воронеж – Глухов –
Кролевец. ...Принять меры, чтобы новые полки Ил-2 без лидеров старых полков в бой
не выпускать, дать ознакомиться с районом боевых действий". Прибытие на
брянское направление дополнительных сил штурмовиков повлекло и дополнительные
потери немецких мотомехвойск.
Уже 8 сентября в 15-30 пара Ил-2 из 241-го шап у с. Камень с высоты 50-ти
метров атаковала колонну, насчитывавшую до 70-ти автомашин. Экипажи доложили о
нескольких прямых попаданиях в автомашины.
В это же время у с. Алтыновка звено "Илов" этого полка нанесло
бомбоштурмовой удар по крупной (около 50-ти единиц) танковой колонне немцев. В
результате прямых попаданий реактивных снарядов немецкие танкисты
недосчитались 5 танков.
В 16-10 3 Ил-2 241-го шап (майор А. Ф. Обухов) с бреющей высоты атаковали
немецкую автоколонну в составе 50-ти автомашин на дороге Кролевец – Алтыновка.
Внезапный выход на цель позволил штурмовикам без помех со стороны ПВО колонны
"положить" весь боекомплект точно по колонне. В итоге до 20-ти машин было
уничтожено и повреждено. К сожалению, на обратном пути штурмовики напоролись
на огонь МЗА, один Ил-2 был подбит (загорелась плоскость) и сел на вынужденную у
г. Конотоп.
В 16-50 – 17-00 12 Ил-2 503-го шап звеньями с высоты 50-ти метров атаковали
немецкие танки в лесу западнее г. Путивль и отдельные мотомехколонны на дорогах в
сторону с. Мутино, г. Кролевец, с. Божок. "...Были видны горящие танки и
39
автомашины" – доложили экипажи по прибытию на свой аэродром. От огня МЗА над
целью погиб ст. лейтенант Фисин.
В ответ на активизацию действий советских штурмовиков немцы резко усилили
зенитное и истребительное прикрытие своих танковых и мотомеханизированных
колонн. В результате в последующие три дня 1 -я РАГ потеряла 31 Ил-2 (из них 9
сентября – 11 "Илов", 10 сентября – 11 машин и 11 сентября – 9 Ил-2) и ударные
возможности авиагруппы резко снизились.
К 12 сентября в 217-м шап имелось всего 2 штурмовика Ил-2 (оба неисправные), в
503-м шап – 5 исправных и один неисправный самолет и в 241 -м шап – 7 машин.
В составе трех штурмовых авиаполков ВВС Брянского фронта на 10 сентября при
36-ти летчиках имелось всего 9 исправных Ил-2. Еще 24 машины были неисправны.
Фактически авиасилы Красной Армии на брянском направлении утратили
способность эффективно препятствовать продвижению немецких танковых и
мотомеханизированных частей.
О том, какая была обстановка на других участках обороны 3-го ВДК в этот день,
вспоминает командир 212-й ВДБр майор П. М. Шафаренко: “Утром 8 сентября
противник попытался внезапно, без артподготовки переправиться из района с.
Мутин. В бинокль было видно, как около двух рот с надувными лодками и плотиками
броском вышли на широком фронте к берегу и начали преодолевать реку. По ним
сразу открыли огонь стоявшие на прямой наводке артиллеристы капитана С. П.
Павленко, заговорили наши минометы, станковые и ручные пулеметы. Минометы
противника начали вести ответный огонь, но было уже поздно. Нам потребовалось
несколько минут, чтобы потопить десяток лодок, остальные повернули обратно.
Много фашистов нашли свой конец в Сейме, немало их осталось и на его берегу
вплоть до самого с. Мутин.
Решающую роль в этом бою, конечно, сыграли артиллеристы капитана С. П.
Павленко – ветерана бригады, талантливого и смелого командира. Находясь в боевых
порядках подразделений, артиллерия придавала стойкость десантникам, особенно
при схватках с гитлеровскими танками.
Особое опасение вызывал правый фланг бригады, где между нами и отрядом
генерала А. С. Чеснова, оборонявшим направление на г. Путивль, оставался разрыв
около 3 км. Штаб отряда сообщил – прикрыть эту брешь у них нечем. Здесь таилась
опасность. Надо на месте посмотреть, что можно сделать. С начальником
артиллерии капитаном С. П. Павленко и разведчиком – старшим лейтенантом
Москвичевым – отправились мы на правый фланг. Еще днем раньше я приказал
организовать там разведку и наблюдение, подготовить артиллерийский огонь. В
случае крайней необходимости мы могли бросить туда резерв бригады. Ознакомились
с местностью, определили рубежи развертывания и направления контратак резерва,
посмотрели, где целесообразно сосредоточить огонь артиллерии.
Хорошо потрудился побывавший здесь ранее Москвичев. На деревьях он
оборудовал “вороньи гнезда”, с которых велось наблюдение. Искусно
замаскированные наблюдатели, сидевшие там, были невидимы даже с близкого
расстояния. В одно из “гнезд” мы поместили наблюдателя с радиостанцией. Он мог
вызвать огонь дивизиона, таким образом задержав противника до подхода резерва.
Ночью разведчики Подкопай, Попов-Печер, Свистун во главе со старшим
лейтенантом Москвичевым скрытно переправились через р. Сейм. Они установили,
40
что немцы готовят переправу в районе с. Мутин, подтягивают переправочные
средства к берегу и сбивают вдоль него плоты.
Важные данные сообщили нам жители. Ночью, когда вместе с Назаренко,
Самчуком и Павленко мы обсуждали у меня в блиндаже сложившуюся обстановку,
раздался стук в дверь. Вошел старший лейтенант Бакай, подталкивая впереди себя
босого паренька лет двенадцати в чьей-то, не по размеру, пилотке и десантной
куртке до пят, накинутой на голое тело.
- Со второго батальона доставили, – доложил Бакай, – переплыл Сейм из с.
Мутин. Говорит – отец послал...
- С чем явился, парень? – спросил я его.
- Батько мий послалы мене. Кажуть: “Плывы, Иван, до червоноармейцев та
передай главному командиру, що уси танкы пишлы до зализнычного мосту. А в
нашому сели дуже богато солдатив та машин. Забралы уси лодки, готовлять
плоты...”
Сведения были ценными. Я приказал представить паренька к медали, одеть,
обуть и отправить к своим, обеспечив самые строгие меры безопасности.
О результатах разведки я доложил командиру корпуса полковнику И. И.
Затевахину и просил его своим артиллерийским полком помочь нанести огневой удар
по врагу. Иван Иванович идею одобрил, но обещал поддержать нас огнем только
одного дивизиона и лишь в течении пяти минут.
- Главный удар немцев, – заявил комкор, – надо ждать в полосе пятой бригады, у
Родимцева.”[9]
В этот день, 8 сентября 1941 г., суждено будет свершиться подвигу,
совершенному одним из бойцов 212-й ВДБр, который навсегда войдет на страницы
истории Великой Отечественной войны. Произойдет это в с. Любитово Кролевецкого
р-на Сумской обл., совершит подвиг стрелок 212-й ВДБр, рядовой Обухов Николай
Феоктистович. В представлении к присвоению звания Героя Советского Союза с
вручением Ордена Ленина и медали “Золотая Звезда” на Н. Ф. Обухова, читаем: ”Тов.
Обухов, будучи отправлен в разведку в с. Любитово 8 сентября 1941 г. с задачей
разведывать силы и расположение противника, задача была выполнена отлично.
Возвращаясь обратно, попал в окружение противника, фашисты направили на него
автомат и скомандовали: – руки вверх! И, будто бы сдается, подошел к противнику
на расстояние 15 метров, бросил гранату, находящуюся у него в руках – ранил 5
человек и убил 2 из пистолета и отошел в укрытие, продолжая наблюдать за
противником, сообщив о случившемся командиру батальона.
Тов. Обухов с группой бойцов с 8 на 9 сентября 1941 г. пошел выполнять задачу,
разведанную днем 8 сентября 1941 г. по уничтожению фашистских танков, подошел
в плотную к танкам, убили водителя и забросали 2 танка бутылками с горючим. В
результате смелых и решительных действий тов. Обухова командование батальона
получило ценное сведение о противнике.”[21] Звание Героя Советского Союза Н. Ф.
Обухову присвоено 20 ноября 1941 г. [22]
Согласно Оперативной сводке штаба Юго-Западного фронта №0139 к 23 часам 8
сентября 1941 г. о боевых действиях войск фронта, ситуация на участке действия 40-й
армии следующая:
Войска ЮЗФ ведут бои на рубеже рр. Сейм, Десна и на кременчугском
направлении, обороняя вост. берег р. Днепр на фронте Чернин, КИУР, Кременчуг.
41
Противник крупными силами, наступая с севера против 40, 21 и правого фланга
5 армий, овладел переправами через р. Сейм у Мельня, через р. Десна у Бутовка,
Макошино, Салтыкова Девица, Ковчин, Авдеевка, Брусилово, Моровск и развивает
наступление, особенно активно на конотопском и черниговском направлениях. На
кременчугском направлении противник, расширив плацдарм, развивает наступление
на Козельщина.
1. 40 армия.
На фронте 40 армии противник форсировал р. Сейм у Мельня, в 16.00 ввел
танки в количестве 40 и оттеснил части армии на юг. Бой идет на сев. -зап. окраине
Конотоп. Около 50 немецких автоматчиков перехватили жел. дорогу на Бахмач и
продвигаются на Кохановка.
В бой введены 10 тд и 227 сд.
Глухов занят танковым подразделением противника. Сосница оставлена нашими
частями под давлением противника силою 60-70 танков. [6]

Продолжение книги читайте завтра.

Редакция сайта города Конотопа 05447.com.ua выражает благодарность Александру Евтушенко за предоставление эксклюзивного разрешения на печатание материалов книги "ДОРОГАМИ 1941-го. КОНОТОП. КНИГА ПАМЯТИ". Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено, любое использование согласовывать с авторами. При согласованном использовании материалов ссылка на ресурс обязательна.

С началом книги можно ознакомиться тут.

Все главы книги можно найти в спецтеме "Книга памяти".

Книга Евтушенко Конотоп 1941 битва под Конотопом
Якщо ви помітили помилку, виділіть необхідний текст і натисніть Ctrl + Enter, щоб повідомити про це редакцію
Автор
(0 оцінок)
Актуальність
(0 оцінок)
Виклад
(0 оцінок)
202 перегляди у жовтні
Я рекомендую
Ніхто ще не рекомендував

Коментарі

Коментарі призначені для обговорення, вияснення цікавих питань

Промо
Дистриб'ютор світлотехнічного обладнання Feron представив свою нову рекламну кампанію ЗМІНЮЙ, СТВОРЮЙ, СЯЙ! Це перша кампанія такого масштабу для бренду, і вперше Feron безпосередньо звертається до своїх споживачів: "Світло - це можливість бачити світ навколо, вивчати його, знаходити нове. Заповнюючи простір світлом - ми наповнюємо його новою енергією, новими смислами і ідеями." 15-річний досвід роботи на ринку інноваційних джерел світла дозволив доскональ...
Новини компаній
Останнім часом місто Слов'янськ на світовій арені звучав тільки в контексті військових дій на Донбасі. Проросійські найманці захопили місто в квітні 2014 року, з тих пір Слов'янськ був у всіх на слуху. Про нього говорили по телевізору, писали в інтернеті і газетах, говорили в кабінетах чиновників. Після того, як сепаратисти разом з найманцями покинули місто під натиском українських військових, у Слов’янську настав мир. Сьогодні тут по вулицях безтурботно г...
Суспільство
Нещодавно мера Конотопа запросили до програми DROZDOV на телеканалі ZIK. Ця передача є діалогом на живо відомого журналіста Остапа Дроздова зі своїм гостем - головним ньюзмейкером тижня, що минає. Цього разу темою розмови став Конотоп, як лакмусовий папірець процесів, що відбуваються в країні. Очільник міста розповів про відомі йому факти: систему відкатів, контрабанду, вплив московської церкви і сіру масу простих людей, за яких він збирається боротися.
Кримінал
Чоловік не сплатив податків на 26 тисяч грн. Як інформує Конотопський міськрайонний відділ державної виконавчої служби, суму боргу списали з рахунків неплатника. Таким чином, після винесення державним виконавцем постанови про накладення арешту на кошти боржника та списання їх з рахунків останнього, був погашений податковий борг на користь держави.
Політика
Мер Конотопа Артем Семеніхін розповів про перспективи судового позову проти депутатів міськради, про фейкову владу Конотопа та ситуацію в Україні. Під чай онлайн-трансляції на своїй фейсбук-сторінці він також відповідав на різноманітні запитання глядачів. "Я та моя команда вирішили таки йти у велику політику, бо не можливо вирішувати проблеми Конотопа на місцевому рівні" - заявив очільник міста. Він також розповів про протидію з боку центральної влади, за...
Пригоди
Сьогодні мікрорайон Воронцово було охоплено вогнем. Ядучий дим розповсюджувався по всьому місту. Про це на своїй фейсбук-сторінці розповіла секретар міськради Олена Багрянцева. Вона також викликала вогнеборців і оприлюднила світлини з місця пожежі.
Кримінал
4 вересня співробітниками Роменської виправної колонії № 56 було попереджено спробу доставки наркотиків. Про це повідомляє відділ комунікації поліції Сумщини. Під час догляду вмісту посилки, яка надійшла засудженому С. від громадянина І., всередині моркви було виявлено полімерну колбу, в якій знаходився поліетиленовий пакунок з речовиною бурого кольору невідомого походження, схожою на наркотичну. За фактом вилучення були складені відповідні матеріали та по...
Культура
8 вересня о 17.00 у Конотопі виступатимуть Сергій Фоменко і гурт Мандри, Антитіла, GrozovSka Band і Марія Бурмака з Gypsy Lyre. Це вже четвертий концерт в рамках фестивального марафону: попередні три відбулися в Ізмаїлі та Генічеську, а на День Незалежності музиканти влаштували святковий виступ на головній площі прифронтового Маріуполя, зібравши як відпочивальників та цивільних громадян, так і військових, які несуть службу в секторі М.Конотоп на карті фест...
Влада
Голова Сумської ОДА підписав розпорядження про визначення ширини прикордонної смуги в Сумській області. Як повідомляє СТС, у ньому йдеться про те, що ширина прикордонної смуги в межах нашої області вздовж державного кордону на сухопутних ділянках і вздовж берегів прикордонних річок, озер та інших водойм в межах прилеглих до кордону територій, де вводиться прикордонний режим, становить 10 км від лінії кордону в тил території України. Тому прикордонним РДА р...